ФЭНДОМ


«За Восторг! 1959 год. Пусть это будет наш лучший год».

- Речь Эндрю Райана на кануне Нового года.

Гражданская война в Восторге была самым разрушительным конфликтом в истории подводного города Восторга. Она началась из-за столкновения воли и разногласия интересов двух титанов бизнеса — Фрэнка Фонтейна и Эндрю Райана — что привело их к обоюдной вражде. После завершения основных боевых действий, подводный город был опустошен и разрушен.

Внимание, статья содержит спойлеры ! Если вы не прошли игру BioShock, то эта статья не рекомендуется к прочтению.

Прелюдия Править

Восторг не рухнул в один прекрасный день, как можно было бы подумать: к краху подводного города привела длинная цепочка событий, которая и сделала неизбежной гражданскую войну. С самого начала личная философия основателя Восторга, Эндрю Райана, закрепила в городе «закон джунглей», основанный на неконтролируемой коммерции, в которой сильные процветали, а слабые оставались позади. В крайне расслоенном общества Восторга с его огромным неравенством между богатыми и бедными классовые конфликты сами по себе были неизбежны. Фрэнк Фонтейн понял это раньше, чем остальные, и позже записал по этому поводу: «Жалкие неудачники. Они приезжают в Восторг в надежде, что станут тут всем рулить. Но все забывают, что кому-то ведь приходится за них чистить уборные».[src] Сам Фонтейн намеревался использовать это сложившееся неравенства для того, чтобы получить власть над городом. Дело в том, что несмотря на провозглашение в Восторге принципов объективизма,[1] подразумевавших, что любой человек может подняться на вершину общества на основе только своих собственных заслуг, политическая и экономическая власть в городе была в значительной степени сконцентрирована в руках только одного человека — Эндрю Райана: он был инициатором и движущей силой создания Восторга, он финансировал проект, и именно его компания, Райан Индастриз (англ. Ryan Industries) стала экономическим центром в городе. Райан построил Восторг, и, таким образом, он определял правила, по которым город должен был жить. Согласно философии Восторга, «не-имущие» не имели никакого права требовать что-либо, что было создано «имущими» для себя, никаких компромиссов Райан не допускал. Именно эта его принципиальная позиция в конце концов приведет к разорению и гибели Восторга[2]. Идеология Райана также активно пропагандировалась среди прибывших в Восторг людей. К сожалению, многие из тех, кто пришел с поверхности, не считали, что они теперь должны были жить хоть по каким-либо правилам и законам — каждый ушедший в Восторг искал для себя рай под водой, но понимание самого рая у каждого, естественно, было своё.

Многие из жителей города со временем стали чувствовать сильное психологическое напряжение из-за изолированности и ограниченной окружающей среды. В свою очередь, Райан неохотно признал существование этой проблемы и предложил доктору психологии по имени София Лэмб переехать в его город, чтобы помочь смягчить психологические проблемы граждан. Но это лишь все осложнило: почти сразу после своего прибытия в подводный город, Лэмб вместо того чтобы лечить граждан, начала готовить заговор с целью свержения господствующей в Восторге идеологии[3]. В свою очередь, болезнь, известная как «психоз замкнутой среды», продолжала прогрессировать и вылилась в тенденцию к созданию конфликтов в замкнутом месте, которое из себя и представлял весь Восторг. В сочетании с экономической системой, основанной на жесткой конкуренции, это, естественно, приводило к росту насилия внутри города.

Но именно после открытия АДАМа хрупкий баланс в подводном городе был окончательно разрушен. Фонтейн получил в свои руки средство, с помощью которого он мог реализовать все свои амбиции и получить вожделенную власть над Восторгом. АДАМ разрушал человеческий разум подобно наркотику, но в тоже время наделял «подсевшего» на него человека огромной разрушительной силой, которую он мог высвободить, буквально, щелчком пальца. Таким образом, Фонтейн намеренно стремился увеличить напряженность в обществе: Восторг был готов взорваться в любой момент. Фрэнк Фонтейн (позже как Атлас) в конечном счете попытается захватить Восторг силой, с помощью головорезов, накачанных АДАМом, которые атаковали небольшие и слабовооруженные полицейские силы города и начали террор против населения. Результатом этого станет экономический крах, ознаменовавший начало гражданской войны в подводном городе.

Проповедуемая Райаном философия обеспечения бесконтрольной свободы личности и минимального вмешательства государства сыграла с ним злую шутку. В трудные времена, городской совет Восторга не смог отреагировать достаточно быстро и решительно, чтобы воспрепятствовать растущей мощи Фонтейна и его преступным действиям. Положение усугубило также то, что вся потенциально опасная продукция, основанная на АДАМе (плазмиды и гентоники) была доступна для использования рядовыми жителями. Позже Райану для того чтобы сохранить свою власть в Восторге и противостоять Атласу, придётся пойти на необходимые военные меры. Тем самым он окончательно дискредитирует себя: будучи человеком, всю жизнь проповедовавшим превосходство прав личности над интересами государства, Райан в глазах своего народа, своих сподвижников и даже в своих собственных стал жестоким диктатором, «кровавым королем Восторга» — тем самым «паразитом», от власти которых на поверхности он в своё время бежал.

Возвышение Фрэнка Фонтейна Править

Фрэнк Фонтейн

Важным событием, которое посадило семена упадка и распада Восторга стало то, что Райан назвал «единственным законом». Этот закон гласил, что любой контакт с поверхностью запрещен, так как Райан опасался, что «паразиты», когда узнают о подводном городе, придут уничтожить его утопию. Он считал, что секретность для Восторга — это единственный способ построить в городе экономику и общество, которую правительство и церковь не смогут контролировать и разграбить. При этом Райан, сам того не желая, создал повышенный спрос на товары с поверхности, который не мог быть удовлетворен на законных основания. Это позволило Фрэнку Фонтейну, владельцу собственного рыбозавода, организовать незаконную контрабанду товаров с поверхности. Тем самым Фонтейн заработал огромное состояние, которое он затем использовал для коррупции и выгодных финансовых вложений. Это дало ему деньги и власть и позволило по полной использовать в своих целях открытие АДАМа Бриджит Тененбаум — на тот момент малоизвестной ученой.

Все началось с того, что Тененбаум стала свидетелем того, как рыбак с искалеченной рукой вдруг стал играть на причале в наперстки обеими руками. Во время разговора тот признался ученой, что его рука практически мгновенно излечилась после укуса неизвестного науке морского слизня, которые во множестве водились на дне океана вокруг Восторга. Уникальные природные свойства этого моллюска позволили Тененбаум в конечном итоге разработать революционное генетическое вещество, которое она назвала АДАМом. Когда главные лаборатории города отказали ей в помощи, она была вынуждена обратится к Фонтейну, который, за счет доходов от контрабанды, предоставил ей необходимое финансирование для исследований[4].

Фонтейн, почувствовав тот потенциал, который АДАМ мог предложить, создает «Фонтейн Футуристикс» — компанию, целью которой было максимально прибыльно использовать возможности генетических модификаций. В дополнение к Тененбаум он также нанимает профессионального генетика по имени Ян Сушонг, который возглавил разработку продукции на основе АДАМа, в частности плазмидов — коммерческих продуктов, вносящих генетические изменения, которые давали пользователям сверхспособности.

Pick Your Plasmid Poster

«Купи плазмид и эволюционируй!»

Вскоре культ АДАМа захлестнул Восторг. Теннисные матчи стали проводится с использованием плазмида Телекинез. Стоматологические кабинеты рекламировали бесплатный образцы плазмида для выращивания зубов. Такие генетические продукты, как «Длинные Волосы», «Спортивный стимулятор» и «Мгновенное фортепиано», давали гражданам возможность приобрести за деньги роскошную шевелюру, отличную физическую форму и способности музыкального гения. Возможности медицины и косметической хирургии поднялись на ранее недосягаемую высоту, когда врачи, такие, как Штайнман, поняли, каким огромным потенциалом обладает АДАМ. Даже в местах отдыха, таких, как Курортный центр Адонис, чтобы побаловать посетителей, использовались различные лечебные плазмиды. Фонтейн Футуристикс собрала львиную долю сверхприбыли, полученной от этих новых технологий, и Фрэнк Фонтейн вскоре понял, что его богатство и влияние позволяют ему конкурировать даже с самим Эндрю Райаном. Как отметил в то время член городского совета Восторга Билл МакДонаг «Этот Фонтейн… он конечно жулик… но у него АДАМ, а значит, он на коне».[src]

Райан не сразу понял намерений Фонтейна и той угрозы, которую АДАМ представлял для его города. Он не слушал своих людей, таких, как Розенберг, когда они предупреждали его о возможностях и опасности АДАМа. Эндрю Райан не стал делать ничего по этому поводу, так как считал, что лишь человек ответственен за свой выбор, а не правительство. Райан отказывался принимать любые жесткие меры, пока проблема не коснулась его личных интересов. Он считал, что будет предательством его идеологии свободного рынка и свободы личности в Восторге вводить какие-либо ограничения на продажу чего-либо. Даже когда стало ясно, что при использовании АДАМа возникает огромное число негативных побочных эффектов, — даже тогда Райан не стал вмешиваться в происходящее. Он все еще верил, что «Великая Цепь» общества сама устранит проблему, и говорил владельцам компаний, которые надеялись на то, что он запретит плазмиды, попробовать «самим предложить что-нибудь получше», и оправдывал своё бездействие тем, что «если не испытывать новую идеологию, тогда зачем она нужна?». Но все изменилось, когда Райан понял, что он упустил возможность получать прибыль с АДАМа: пока глава города скупал «недвижимость и рыбный бизнес», его соперник «занял нишу генотипов и ДНК». Эндрю Райан почувствовал, что, как он сам выразился «Великая Цепь начинает от меня отдаляться», и, наконец, решил все-таки «прижать» Фонтейна.[5]

Райан даёт приказ шефу службы безопасности Салливану и другим членам его команды начать расследование по делу Фонтейна, чтобы разоблачить его преступную деятельность и заодно прикрыть опасную контрабанду. Стандартные способы дознания оказались безуспешными — люди Фонтейна не шли на контакт из-за ужаса перед своим боссом, часто убивавшем после жестоких пыток невинных свидетелей, которые видели или даже МОГЛИ БЫ видеть то, что он хотел сохранить в тайне. Тогда люди Райана были вынуждены сами обратиться к пыткам и другим жестоким методам расследования, чтобы получить информацию, необходимую для доказательства предательства Фонтейном интересов Восторга. До этого Райан, несмотря на протесты общественности, постановил, что лица, осужденные за контрабанду, будут подлежать смертной казни, что вызвало возмущение даже у его ближайших соратников[6].

Гибель Фрэнка Фонтейна Править

Fhh

Реклама благотворительных организаций Фонтейна.

Даже когда Райан объявил войну контрабандистам, Фонтейн продолжил бороться за власть, используя в своих целях, как он выразился, «все аспекты благотворительности». [7] Вдохновленный примером Софии Ламб и её Семьи Восторга, Фонтейн заполнил вакуум, оставленный после ее ареста и основал «Приют Фонтейна для Бедных», чтобы получить поддержку тех, кто пострадал из-за отсутствия социальной помощи в городе и оказался обездолен. Как Фонтейн однажды заметил «Чтобы заставить людей идти за собой, не нужно строить город под водой. Достаточно убедить этих болванов в том, что они чего-то стоят». Билл МакДонаг первым понял, что приюты для бедных используются как вербовочные центры и считал, что если Райан не примет решительные меры, то «он [Фонтейн] соберет целую армию мутантов, и тогда наступит настоящая беда».[src] Людей из этих домов для бедных и преступников часто использовали для тестирования новых боевых плазмидов, производство которых началось в Фонтейн Футуристикс.[8] Другая сторона «благотворительной» деятельности Фонтейна состояла в создании «Приюта Маленькой Сестрички». Эти детские дома должны были обеспечить жильем девочек-сирот (которых никто не стал бы искать), которые затем превращались докторами в Маленьких Сестричек, производящих АДАМ, (сами по себе морские слизни не могли обеспечить растущую потребность в сырье для плазмидов и гентоников, поэтому их имплантировали в детское тело, что позволяло увеличить производительность моллюсков в двадцать-тридцать раз)[9].

С появлением Программы Маленьких Сестричек война Райана с Фонтейном стала разгораться все сильнее и сильнее. Во многих отношениях, именно эти вооруженные столкновения можно считать истинным началом гражданской войны. Бои между службой безопасности Райана и использующими плазмиды «мутантами» Фонтейна были предвестниками будущей войны между Райаном и Атласом. Билл МакДонаг видел, как не имеющие никаких модификаций вооруженные люди сражались с людьми Фонтейна, накачанными боевыми плазмидами, и позже записал по этому поводу «Мы закончили. Мутанты посыпались с воплями из-за деревьев. Изрыгая огонь, плюясь льдом... прямо как библейские демоны. Никогда такого не видел».[src] Эти ранние стычки показали силу и эффективность плазмидов в вооруженных конфликтах.

Со временем, Райану и Салливану удалось добиться успеха и прикрыть всю контрабанду. Тем не менее, Фонтейн оставался неуловимым до тех пор, пока Пич Уилкинс, один из контрабандистов Фонтейна из Даров Нептуна, не согласился на сделку и не «сдал» Фонтейна властям. МакДонаг предложил Райану арестовать Фонтейна, но не трогать его бизнес, что могло бы дискредитировать совет города. Фрэнк Фонтейн, со своей стороны, дал понять, что он не сдастся и примет последний бой, как «чертов Джон Уэйн».[10]

12 сентября 1958 года люди Райана получили приказ начать заключительный этап тотального наступления на Фонтейна и его оставшихся сторонников. На следующее утро газета «Восторг-стандарт» вышла со ставшим знаменитым заголовком: «Райан покончил с контрабандой… Фонтейн и его подельники убиты в перестрелке!».[src]

В течение последующих двух месяцев всех сторонников Фонтейна, которые пережили перестрелку и остались ему верны, нашли и арестовали. Так как в Восторге на тот момент отсутствовало какое-либо обширное место для содержания такого количества заключенных, совет решил переделать универмаг Фонтейна в импровизированную тюрьму. Там же Райан заодно запер всех мутантов, которые стали слишком безумными, чтобы им было разрешено находиться в общественных местах (под видом того, что они все якобы работали на Фонтейна). В универмаг спешно были установлены устройства безопасности, а само здание было отделено от города и опущено на дно океанической впадины. В тюрьму наладили поставки продовольствия и предметов первой необходимости. Но заключенным в основном приходилось самим заботиться о себе, так как структура здания стала медленно разрушатся под прессом океанического давления.

Смерть Фонтейна и последующие действия Райана были поддержаны некоторой частью населения Восторга, но большая часть общества перестала доверять ему, посчитав, что глава города сконцентрировал в своих руках слишком большую власть. Некоторые граждане сравнивали универмаг Фонтейна с ГУЛагом, в то время как другие просто жаловалась, что за их счет кормят заключенных. Конец бурного 1958 года, возможно, заставил многих вздохнуть с облегчением, однако мир для граждан Восторга не будет долгим и вскоре конфликт вновь вспыхнет с новой силой и в гораздо большем масштабе.

Атлас Править

Who Is Atlas

"Кто такой Атлас?"— агитационный плакат

Несмотря на решительные действия Райана, сообщения о смерти Фонтейна оказались сильно преувеличены. Пока Эндрю Райан готовился к финальному наступлению, Фонтейн задумал многоходовый план, который помог бы ему решить сразу несколько проблем разом: он инсценировал свою смерть и затем через некоторое время вернулся под другим лицом, взяв себе новое имя — Атлас. Как впоследствии он скажет в одном из своих аудиодневников «Райан желал Фонтейну смерти, и я дал ему то, чего он хотел. Став Атласом, я получил новое лицо, чистую метрику и смог начать с нуля».[src]

После предполагаемой смерти Фонтейна Райан, вопреки уговорам МакДонага, сделал то, что сильно противоречило его же собственной философии, — он национализировал «Фонтейн Футуристикс». Хотя Восторг создавался Райаном, чтобы скрыться от «паразитов и мини-Сталинов», которые подавляют частную индустрию, теперь он вел себя подобно им — прикрывая свои поступки речами о необходимости поддержания стабильности в городе, глава городского совета захватил компанию, являющуюся крупнейшим производителем АДАМа, на котором к тому времени «сидела» большая часть общества подводной утопии. Этот шаг взволновал и возмутил многих людей в Восторге и оказался переломным моментом в падении города. Давний друг Райана, Билл МакДонаг, когда его плохо продуманный план передать контроль над компанией «Фонтейн Футуристикс» уголовным партнерам Фонтейна был отвергнут, ушел из городского совета в знак протеста против конфискации.

Примерно в это же время Тененбаум уходит в подполье, испытывая раскаяние за создание Маленьких Сестричек. Подопытные девочки внезапно пробудили в Бриджит чувство, которое стало для неё полной неожиданностью — материнский инстинкт.[11] Она нашла безопасное убежище под улицами Пентхаузов Олимпа для Маленьких Сестричек и разработала плазмид «Спасение Маленькой Сестрички», который позволял безопасно удалять АДАМ-моллюска из тела девочек, возвращая им человеческий облик. Она начала совершать тайные вылазки, чтобы спасти как можно больше Сестричек. После «смерти» Фонтейна и исчезновения Тененбаум, Ян Сушонг остался единственным человеком, который знал секреты изготовления АДАМа, плазмидов и создания Маленьких Сестричек.

Нападение на ресторан «Кашмир» Править

Общество Восторга в конце 1958 года было взбудоражено классовыми проблемами и разочарованием верхушкой города. Действия Райана по захвату «Фонтейн Футуристикс» выглядели как предательство идеалов, по которым жил Восторг. В то же время, это было весьма на руку для альтер-эго Фонтейна — Атласа. Вскоре плакаты с надписью «Кто такой Атлас?» появились по всему Восторгу. По иронии судьбы, многие из тех людей, которые раньше жили в приюте Фонтейна для бедных, стали одними из первых новобранцев в его новой армии, призванной свергнуть Райана и захватить Восторг.

Kashmir Restaurant Entrance

Вход в ресторан "Кашмир"

Высшая точка напряжения в Восторге пришлась на новогоднюю ночь 1958-1959 года. В телевизионном эфире в эту ночь Райан признал существование проблем в прошедшем году, но все же предложил тост за город и сказал, что 1959 год может стать лучшим годом в истории Восторга. Всего через несколько минут после этой передачи все граждане Восторга были подняты по тревоге и услышали по громкоговорителям об «инциденте в ресторане Кашмир». Именно от этого инцидента начинается официальный отсчет гражданской войны. В эту ночь для элиты Восторга был организован бал-маскарад. В самый разгар праздника группа подготовленных террористов Атласа атаковала ресторан. Взрывные устройства были заранее установлены в ключевых местах помещения (взрывчатка, в том числе, была помещена внутри главной центральной статуи ресторана — титана Атласа из греческой мифологии), а после синхронного взрыва бойцы Атласа ворвались внутрь, чтобы добить раненых и уцелевших. Одной из немногих пострадавших, которой посчастливилось выжить (хоть и с сильными ранениями), стала бывшая любовница Райана, Диана МакКлинток.

Бал-маскарад оказался весьма благоприятным моментом для Атласа и его сторонников, чтобы начать внезапную атаку. Атлас верно просчитал, что большинство людей на улицах не было частью высшего класса, и, скорее всего, не доверяло Райану. Поэтому, когда началась атака, внутри помещения ворвались мутанты и с криками «Да здравствует Атлас! Смерть Райану!» атаковали всех встречных — среди собравшихся в элитном ресторане не могло быть потенциальных сторонников Атласа, поэтому не щадили никого. В панике те, кто не был убит в результате взрывов или подстрелен террористами Атласа, были растоптаны на выходе из здания толпами обезумевших граждан, которые пытались покинуть атакованную область.

В период после этого нападения, когда напуганные граждане скупали все, что могло обеспечить их безопасность, произошел небывалый скачок продажи боевых плазмидов, таких, как Сожжение! и Электрошок, который привел к дефициту АДАМа. Это побудило Эндрю Райана дать приказ в открытую (негласно похищения детей в городе началось задолго до этого) начать забирать маленьких девочек из семей под предлогом «спасения Восторга», чтобы затем преобразовать их в Маленьких Сестричек, для увеличения производства АДАМа. МакДонаг так описал эти события: «Что меня удивило, так это то, что делу Фонтейна, судя по всему, его собственная кончина не слишком помешала. Под Новый год его чертовы мутанты ломанулись из домов для бедных и бросились на баррикады. Трупы валяются на улицах, а честные граждане стоят в очередях за плазмидами, готовые на все, что бы отбить атаки черни».[src] Гражданская война привела к огромному росту потребления АДАМа, а вместе с ним и к значительному увеличению неприятных побочных эффектов, вызванных чрезмерным сплайсингом[12]. Поскольку многие граждане мутировали для собственной самообороны, то вскоре Восторг оказался заполнен психически неуравновешенными и зависимыми от АДАМа людьми. Оррин Оскар Латвидж как-то сказал по этому поводу: «В Страну Чудес пришла война».

Хотя Фрэнк Фонтейн считался мертвым, из его праха появился Атлас — противник, который оказался для Райана гораздо более опасным врагом, чем когда-либо мог бы быть сам Фонтейн. Несмотря на благотворительность, Фонтейна в Восторге все равно воспринимали как преступника и убийцу, который был не лучше Райана. Атлас же, благодаря своему ореолу таинственности и популистским обещаниям, быстро завоевывал доверие самых разных людей. В попытке противостоять влиянию Атласа Райан приказал задерживать всех сочувствующих ему людей и отправить их на площадь Аполлона, которую фактически превратили в огромный концентрационный лагерь. Райан надеялся, что это позволит ему выявить всех тайных агентов Атласа и не даст распространиться его популярности. К несчастью, сообщения о тяжелых условиях проживания заключенных и их частых смертях были только на руку замаскированному Фонтейну — благодаря им ему удалось вовлечь в свои ряды даже самых преданных Райану людей, которые были в ужасе от увиденного и услышанного.

Генетическая гонка вооружений Править

"Теперь в Восторге гонка за то, кто быстрее потеряет человеческий облик и станет чудовищем..."
―Билл МакДонаг[src]
Bouncer

Элитный Большой Папочка

Во время Гражданской войны технология плазмидов достигла новых высот. Так как генетические сыворотки показали свою эффективность в качестве оружия войны, производство новых плазмидов и модернизирование уже существующих версий было поставлено на поток, но вместе с этим резко увеличился спрос на АДАМ. Он становился все более дефицитным веществом, поэтому компания Райан Индастриз начала использовать Маленьких Сестричек для сбора АДАМа с трупов. Вместо того, чтобы просто производить АДАМ в своем теле при помощи моллюска, они стали ходить по городу и при помощи специального шприца собирать ценное генетическое вещество из тел убитых мутантов. Таким образом, осуществлялся своеобразный круговорот этого важного сырья внутри Восторга.

Однако вскоре выявились проблемы. Поскольку Маленькие сестрички были, в буквальном смысле этого слова, заполнены АДАМом, то они естественным образом становились объектами для нападения со стороны обезумевших мутантов. Повышение спроса на АДАМ и растущие потери среди Сестричек вскоре привели к тому, что в городе практически не осталось подходящих детей: фактически, Восторг с этого момента был уже обречен — кто бы не победил в войне, без детей у города не было никакого будущего.

Бедственное положение с Сестричками привело Яна Сушонга, который к тому времени перешел на службу в Райан Индастриз, к мысли приставить к каждой собирательнице АДАМа персонального могучего защитника, получившего в дальнейшем прозвище «Большой Папочка». Ян Сушонг, в свою очередь, также стремился создать подсознательную привязанность к Маленьким Сестричкам у этих «объектов», заключенных внутрь бронированных скафандров для глубоководных работ. Первыми прототипами Больших Папочек считается Серия Альфа, представители которой сохранили свободу воли и могли пользоваться плазмидами. Тем не менее, из-за ряда проблем, связанных с этой моделью Папочек, их вскоре сняли с производства. Новые Большие Папочки стали физически сильнее, но при этом были лишены свободы воли и способности использовать плазмиды. Также они были более узко специализированы, чем первые образцы — одни из них были «заточены» под ближний бой, другие использовали оружие дальнего действия и мины.

Большие Папочки представляли собой значительную угрозу для любого, кто случайно или намеренно спровоцировал их к атаке. Вооруженные буром или клепальным молотком, они быстро расправлялись с любым, кто пытался причинить вред их подопечным. Как самодовольно отметил в одном из своих дневников доктор Ян Сушонг: «Как только Большой Папочка будет готов, против него никто не осмелится ничего предпринимать».[src] Тем не менее, это не останавливало отчаявшихся от нехватки АДАМа мутантов. Часто целые команды революционеров Атласа собирались в рейды, чтобы совместно атаковать Больших Папочек и извлечь АДАМ из Маленькой Сестрички.

Коллега Сушонга, Август Синклер, который помогал ему в создании Вита-камеры, со временем стал крупным производителем продукции на основе АДАМа. Райан, оснащая свою охрану и граждан Восторга для предстоящих сражений, снабжал их самым лучшим оружием, как традиционным, так и основанном на генетических улучшениях. Чтобы избежать обвинений в смерти подопытных, Райан Индастриз использовала компанию Синклер Солюшен (англ. Sinclair Solutions) для тестирования новых линеек плазмидов и гентоников. Компания Августа Синклера заманивала граждан в программу, обещая в награду людям бесплатные плазмиды, которые давались за удачные испытания. Многие граждане Восторга, такие, как Джейкоб Норрис и Зиго Д'Акоста, согласились принять участие в этих тестах. Так как испытатели продукции участвовали в настоящих боях с последователями Атласа, для проверки качества плазмидов в реальных условиях, то естественно, что многие из них погибали.

Неплохо наживались на гражданской войне и владельцы торговых автоматов, таких, как, например, Круг Ценностей. Поскольку конфликт между обеими сторонами набирал обороты, то в ассортимент этих автоматов, помимо съестных припасов и выпивки в скором времени добавили боеприпасы и расходные материалы, такие, как аптечки и инъекции ЕВЫ. Успех подобной маркетинговой политики в скором времени привел к появлению на улицах Восторга автоматов «Боеприпасо Бандито», которые продавали исключительно боеприпасы.

Разгар гражданской войны Править

Восторг изначально задумывался как мирная утопия, поэтому в городе было мало оружия. Некоторое количество огнестрельного оружия было доставлено для обороны или развлечения на Стрельбище Восторга, также полицейские в городе носили табельные револьверы. Естественно, что когда началась гражданская война, оружие оказалось в дефиците. Некоторые граждане, чтобы не оставаться совсем беззащитными перед опасностью, творчески подошли к этому вопросу и стали собирать из подручных средств различные смертоносные устройства (напомним, что в Восторг приглашали самых талантливых людей со всего света). Трудно поверить, но такие эффективные средства убийства, как гранатомет или химический распылитель (аналог огнемета), было собраны умельцами из промышленного мусора и предметов домашнего обихода. Устройства безопасности тоже либо были полностью собраны вручную (турели), либо были модернизированы для атаки (роботы охраны). Граждане Восторга, ранее одержимые зарабатыванием денег, теперь направили все свои силы на банальное выживание.

В попытке навести порядок в городе и для борьбы с Атласом Эндрю Райан ввел в Восторге комендантский час и запрет на публичные собрания. Так же, как было отмечено ранее, он объявил военное положение на площади Аполлона и ссылал туда всех сочувствующих Атласу, фактически превратив этот район в концлагерь. Райан активно использовал силу пропаганды, транслируемую через плакаты и громкоговорители в целях противостояния агитации сторонников Атласа и для поддержания духа граждан Восторга. Подобные объявления по громкой связи можно услышать в BioShock, например: «Атлас — друг паразитов, не будьте другом Атласа» или «Не верьте лжи Атласа и паразитов: Восторг на подъеме!». Газетные таблоиды, которые поддерживали Атласа (или даже те, что просто недостаточно восторженно превозносили Райана), были закрыты. Поездки на батисферах стали невозможны, после установки на них системы блокировки, которая реагировала только на ДНК Райана и его ближайших сторонников.

Сильнее всего война затронула судьбы нормальных, не модифицированных граждан Восторга. Экономика была разрушена, большое количество людей потеряло свои деньги из-за краха банковской системы. Системы жизнеобеспечения города, такие, как очистка воды, воздухообмен и обогревание (на большой глубине температура морской воды опускается ниже точки замерзания) стали выходить из строя. Торговля была свернута, а граждане боялись лишний раз выйти на улицу. После атаки в новогоднюю ночь, которое повредило ее лицо, Диана МакКлинток была поглощена гневом к повстанцам и к Эндрю Райану, который игнорировал её. Она решила пробраться на площадь Аполлона и высказать все в лицо тем, кто был виновен в ее уродстве. Подкупив охранника, она попала на закрытую территорию и пришла в ужас от увиденного. Вскоре она встретилась с Атласом и, очарованная его харизмой, вступила в ряды революционеров. К несчастью для неё, Диана узнала секрет Атласа и была убита им. Другие неизмененные граждане, такие, как Кибурц и Аня Андерсдоттер, погибли в неудачных, отчаянных попытках покушения на жизнь Райана.

Переломный момент Править

Anya Andersdotter's Corpse

В первые дни войны армия Атласа смогла взять вверх. Внезапное нападение на ресторан «Кашмир» привело город в ужас: люди не верили больше в собственную безопасность, а городской совет показал свою несостоятельность, когда не смог решительно и быстро отреагировать на произошедшее. Тактика партизанской войны с использованием плазмидов оказалась для Атласа настолько эффективной, что ближайший соратник и друг главы города, Билл МакДонаг, даже призывал Райана начать мирные переговоры и передать в знак доброй воли компанию «Фонтейн Футуристикс» в руки лидера повстанцев. Тем не менее, Райан, полный решимости бороться до конца за свой город, отказался от любых уступок. Это вынудило МакДонага для прекращения войны пойти на отчаянный шаг — попытку убийства Эндрю Райана, которая закончилась неудачно. Его труп вскоре украсил «галерею трофеев» — комнату, где к колоннам были прибиты тела предателей и убийц, пытавшихся навсегда остановить жестокого правителя Восторга.

Вскоре, несмотря на первоначальный успех повстанцев, обе стороны конфликта оказались в тупике: фактически, город был разделен между двумя лидерами, но ни Райан, ни Атлас не могли окончательно взять вверх. Тогда Ян Сушонг предложил Эндрю Райану необычный способ выхода из сложившегося положения. Ученый мог немного изменить формулу коммерческих плазмидов, чтобы они делали мутантов восприимчивыми к феромонам подчинения. Тем самым они лишались свободы воли, но выполнили бы любой приказ, отданный из Центра управления Восторгом. Райан понимал, что эта мера противоречит всему, во что он верил, но ради своего города он дал разрешение доктору на изменение плазмидов, оправдывая это тем, что если он потеряет Восторг, то Атлас все равно превратит всех в рабов. Феромоны оказались решающим фактором в переломе хода гражданской войны в пользу Райана. Атлас оказался в отчаянном положении — все его измененные АДАМом последователи ополчились на него. Лишь несколько не модифицированных приспешников Атласа (вроде Джонни) остались верны своему боссу. Смерть Атласа/Фонтейна стала лишь вопросом времени. Поняв это, бывший контрабандист решает использовать свой последний шанс — он активирует «туза в рукаве».

События BioShock Править

Перед тем, как Фонтейн инсценировал свою смерть, он смог договориться с танцовщицей из клуба «Сады Евы» (и любовницей главы Восторга) Жасмин Джолин о покупке у неё эмбриона внебрачного сына Райана. Фрэнк Фонтейн видел, что Эндрю Райан настроил большую часть систем безопасности и полезных устройств в Восторге на свой генетический код и понял, что ребенок создателя Восторга способен стать очень полезным инструментом для его целей. Затем Фонтейн дал Яну Сушонгу приказ использовать генные технологии для быстрого роста ребенка, названного Джеком, которые позволили ему достичь совершеннолетия за несколько лет. Также ученый изменил его сознание таким образом, чтобы он подчинялся любым приказам, начинающимся с фразы «будь так любезен» (англ. «would you kindly»). Ничего не помнящий Джек был отправлен на поверхность и вернулся в Восторг только после получения посылки, которая содержала активирующую фразу.

Фонтейн, представившись Атласом, использует Джека, чтобы добраться до маленькой подводной лодки в бывшей пещере контрабандистов, на которой он надеется бежать из Восторга. После прибытия Джека в Восторг, Фонтейн держался на расстоянии от него и использовал коротковолновое радио для общения и передачи команд подчинения сознания. По радио Атлас ведет себя дружелюбно и рассказывает о своей «семье», которую он якобы хочет спасти. Когда Джек и Атлас наконец достигают субмарины, её разрушают мутанты по приказу Райана, а несуществующая семья Атласа, по его словам, якобы погибает внутри. Атлас/Фонтейн представляет Джеку Райана как их общего врага, которого необходимо убить, чтобы выбраться из города. Используя фразу контроля сознания «Будь так любезен», Атлас ведет Джека через Восторг, пока тот не достигает офиса Эндрю Райана. К тому времени тот выясняет, что Джек является его сыном и активирует систему самоуничтожения города. Когда Джек добирается до Центра управления Восторгом, чтобы остановить отсчет, ему навстречу выходит сам глава города. Потрясенный тем, что Фонтейн превратил его потомка в раба и понимая, что все ради чего он жил — Восторг, его идеология и его репутация — разрушено и потеряло смысл, он решает все закончить. Райан предварительно отключает Вита-камеру у себя в кабинете и, используя фразу подчинения, приказывает Джеку убить его клюшкой для гольфа. Перед самой смертью, Эндрю Райан говорит своему сыну: «Человек выбирает, раб — повинуется. Так повинуйся!» — и тот наносит ему последний удар. После смерти Райана Фонтейн, уже не таясь, представляется главному герою. Отключив систему самоуничтожения, Джек вынуждено передает контроль над городом в руки Атласа, и тот активирует автоматическую защиту в области, для убийства ставшего ненужным «партнера».

Джека спасают Маленькие Сестрички, и он просыпается в убежище Тененбаум, где та рассказывает ему, что ей удалось снять часть психологических установок Фонтейна — теперь Джек стал свободен в принятии решений. Фонтейн, поняв что он больше не может отдавать приказы Джеку, передает по радио главному герою другой код активации — «Код Желтый» — который должен медленно остановить его сердце. Тем не менее, молодому мужчине удается выжить, приняв две дозы «антидота ментального контроля», которые полностью снимают все эффекты программирования сознания. Джек затем находит Фонтейна на станции Прометей, но тот к тому времени уже сильно мутировал и смог сбежать. Главному герою приходится частично превратиться в Большого Папочку, чтобы пройти вслед за Фонтейном и противостоять ему в секретной лаборатории, которая расположена за полигоном для Маленьких сестричек. Там Фонтейн на глазах у Джека вводит в себя огромное количество АДАМа и превращается в огромное ужасное подобие статуи титана Атласа, обладающее огромной физической силой и мощью нескольких плазмидов. Несмотря на это, герою удается победить врага с помощью Маленьких Сестричек. Таким образом, со смертью Фонтейна и Райана гражданская война в городе наконец закончилась. Тем не менее, Восторг теперь лежит в руинах. Джек, в зависимости от своего отношения к Сестричкам на протяжении всей игры, либо уйдет из подводного города, забрав с собой на поверхность всех спасенных им детей, либо, обезумев от АДАМа и убийств, захватит власть в Восторге в свои руки.

Последствия Править

Rapture2

Восторг после гражданской войны

Гражданская война привела город Райана к полному разрушению. Вину за эту войну следует возложить в первую очередь на двух основных персонажей. С одной стороны был Фрэнк Фонтейн, человек без совести и ни во что не верящий гангстер, который жаждал абсолютной власти и был готов убить и уничтожить любого на пути к ней. С другой стороны стоял Эндрю Райан, который фанатично верил лишь в догматы своей идеологии и был готов ради неё и своего города на все — даже, как ни парадоксально, пойти вопреки своей собственной философии и стать военным диктатором. Именно из-за их противостояния граждане Восторга большей частью превратились в сумасшедших изуродованных мутантов, одержимых лишь поисками АДАМа.

После смерти Райана и Фонтейна и спасения Тененбаум большей части Маленьких Сестричек в городе начался темный период. Без надлежащего ухода многие здания Восторга оказались затоплены и сильно разрушены. Запасов еды, медикаментов и АДАМа после событий BioShock оставалось лишь на шесть месяцев. Удивительно, но несмотря на это город не вымер. Мутанты, разработав общую стратегию выживания и сплотившись, смогли протянуть еще целых восемь лет до событий BioShock 2.

София Лэмб и ее культ «Семьи Восторга» смог заполнить оставшийся после смерти Райана вакуум власти. Ее философия альтруизма — «сделать мир одной большой семьей» — была полной противоположностью идеологии Эндрю Райана, что сделало её идеи очень привлекательными для обездоленного войной населения. Лэмб осуждала философию индивидуализма Райана, но в конечном итоге, стремясь воплотить свой идеал «общего блага», она пошла по его же стопам и превратилась в жестокого тирана. София мечтала создать человека-утопию, достойного рая, который был бы одержим лишь тем, что хорошо для общества, а не для него самого. Такой человек, по её задумке, не должен был иметь ни чувств, ни самосознания, ни свободы воли — лишь заложенный инстинкт бескорыстного служение целям общества. Тем не менее, планам доктора Лэмб не суждено было сбыться — ей помешал Большой Папочка серии Альфа с идентификатором «Дельта» и её собственная дочь, Элеонора.

Неизвестно, кто управляет Восторгом на данный момент, однако совершено ясно, что последствия Гражданской войны еще долго будут ощущаться в подводном городе, который заполнен обезумевшими мутантами, рыскающими по его разрушенным улицам в поисках АДАМа.

Примечание Править

  1. Объективизм (Айн Рэнд) на Википедии
  2. По иронии судьбы, сам Эндрю Райан был уверен в неизбежной и скорой гибели мира на поверхности - как он считал, царства «паразитов, живущих за чужой счёт» - и именно поэтому он и создал своё убежище на дне океана. Но, в конечном итоге, именно его город погибнет, а мир на поверхности останется цел.
  3. Аудиодневники «Звон Великой цепи» и «Доктор Лэмб»
  4. Аудиодневники «В поисках морской пиявки», «Открытие АДАМа», «Контрабандисты Фонтейна».
  5. Аудиодневнники «Сверхурочная работа», «Великая цепь», «Предложить что нибудь лучше», «Рынок терпелив», «Время Фонтейна вышло».
  6. Аудиодневники «Допрос Тимми», «Смертная казнь в Восторге», «Забирайте мой значок».
  7. Аудиодневник «Пустая ниша»
  8. Аудиодневники «Источник добровольцев» и «Испытания Ярости»
  9. Аудиодневник «Массовое производство АДАМа»
  10. Аудиодневник «Объявить войну»
  11. Аудиодневники «Ненависть» и «Материнский инстинкт»
  12. Сплайсинг на Википедии

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики